Анна Сол Алдерете. Сasa 13: Политическая культура в широком смысле

Меня зовут Анна Сол Алдерете, мне двадцать девять лет, с 2002 года года я живу и работаю в Кордобе (Аргентина). Там же я училась графическому искусству в государственном университете города Кордоба. После его окончания я стала работать в университете координатором художественных выставок в отделе культуре, продолжая изучать в коллективе исследователей историю искусства ХХ века. Я пишу статьи и являюсь редактором небольшого журнала в Casa-13.

Как научный исследователь и арт-менеджер, я уже участвовала в двух арт-резиденциях – в Кордобе и Чили.

Я бы хотела представить вам Casa-13, независимый культурный проект и Дом, где я работаю последние четыре года.

История Дома-13, на первый взгляд, напоминает историю «Пушкинской-10», хотя сейчас я уже вижу различия в их развитии.

Этот дом – пустое общественное здание – был захвачен группой молодых художников в Рождество 1993 г. Художники нуждались тогда в арт-пространстве для своих работ и проектов, которые городским галереям и музеям казались слишком экспериментальными. В это время все производственные секторы страны были приватизированы, ясная культурная политика отсутствовала.

Мы считаем, что захват Дома был первой политической акцией этой группы художников: освоение общественного пространства в ответ на отсутствие у государства четкой культурной политики.

Когда?

С 1993 года Дом-13 ни разу не закрывал свои двери, при этом работающие в нём группы постоянно менялись.

Что?

На протяжении этих лет в Доме-13 устраивались выставки, проводились лекции, мастер-классы, политические встречи, вечеринки, ярмарки, концерты и так далее. Всё это проходило в гостиной, столовой, спальне, кухне, коридоре и внутреннем дворе дома.

Почему?

Главное правило – проекты в Доме-13 основаны на инициативе группы людей (или отдельного человека), которые ищут для него пространство. Как говорится, в результате их работы сбываются мечты.

Как?

Наша стратегия – самоуправление. Casa-13 – общественная организация, не признанная государством, зато признанная многими художниками, культурными деятелями и публикой, которые посещают мероприятия и сотрудничают с нами. Наши финансовые ресурсы – бар, вечеринки, мастер-классы, продажи и, конечно, волонтёрская работа (за которую мы не получаем зарплату). В последние годы мы получаем иногда гранты для финансирования отдельных международных проектов.

Сейчас я представлю четыре мои идеи о Casa-13:

1 – Это пространство для встреч, противостоящее изоляции.

2 – Каждое переживание и опыт в таком пространстве уникальны. Их не получить в другой, например, академической, среде.

3 – Здесь можно выражать и обсуждать с другими взаимосвязь искусства и политики. Интересно, что здесь встречаются люди самых разных возрастов.

4 – Потенциал и лимиты самоуправления. 

Кратко расскажу о трёх проектах  (конечно, их больше), которые сегодня определяют лицо нашей организации.

Во-первых, наша резиденция – для местных и иностранных художников, исследователей и других. Суть резиденции в том, что мы принимаем людей, которым интересно осуществлять проекты с нашим Домом и местным сообществом. Чаще всего это публичные презентации, встречи, мастер-классы, мероприятия с другими организациями и вечеринки.

 Во-вторых, интернет-радиостанция. Есть четыре радиопередачи о новостях искусства, критики, вопросах местной арт-сцены, музыке, кино, перформансе и так далее. Все передачи транслируются из гостиной Дома-13. 

Наше издательство началось с выпуска журнала «Маленькое желание», каждый выпуск был посвящён тем или иным проблемам искусства. Авторы и художники в последние четыре года менялись, иногда мы публиковали материалы из нашего архива. Следующий проект издательства – издание серии книг о художниках Кордобы, готовится первый выпуск.

Всем этим я хочу сказать, что Casa-13 – уникальное место, где люди могут работать и заниматься тем, чем они всегда хотели заниматься.

Многие художники устраивают здесь мастер-классы, иногда их посещают даже случайные прохожие. Наша организация ценит гибкость и мобильность.

Сегодня перед нами стоят новые вопросы:

Где мы видим горизонт наших желаний?

В чем смысл современных политических акций и какое место в них занимает искусство?

Возможно, эти вопросы волнуют и «Пушкинскую-10»?